Обещания политиков и кандидатов о снижении цены газа не выполнимы

4 минуты
Обещания политиков и кандидатов о снижении цены газа не выполнимы
Обещания украинских политиков и кандидатов в президенты о снижении цены газа, скорей всего, не выполнимы, считает глава НАК «Нафтогаз Украины» Андрей Коболев. Об этом он заявил в эфире 112 канала. Передает "ЗОРЯНИЙ,

Коболев напоминает, что ценовую политику на тарифы диктует МВФ. А если у части населения недостаточно средств, чтобы платить за газ, отмечает он, то система монетизированных субсидий - оптимальный вариант, как показала практика всех западных стран.

Снижение цены на газ не произойдет ни после президентских, ни после парламентских выборов, уверен Коболев. Однако, по его мнению, дело не только в жесткой позиции МВФ, а в том, чтобы в Украине госбюджет был бездефицитным.

«МВФ требует бездефицитного бюджета, или чтобы дефицит был на уровне 3 или 3,5%, не более. Это стандартная практика европейских стран, Евросоюза», - считает Мусиенко.

По мнению аналитика, это возможно, но совсем не теми способами, которые предлагает власть.

«Я говорил с разными экономистами, специалистами. В том числе, работавшими за рубежом, в Лондоне, с финансистами, которые знают, что такое МВФ и Всемирный банк. Бездефицитный бюджет можно сделать и без повышения цены. Ее надо, действительно повысить, но не настолько.

Для этого устранить коррупционные лазейки, позволяющие вымывать средства из бюджета. И если бы эта схема была полностью продемонстрирована МВФ, то никакой трагедии не было бы - сотрудничество продолжалось бы и дальше. Это наши украинские политики так трактуют», - говорит политический эксперт.

При поиске средств для наполнения бюджета политики и члены правительства исходят не из потребностей людей, а из собственных корыстных интересов, утверждает Мусиенко.

«Нужны деньги, чтобы наполнить доходную часть бюджета. Посмотрели, что можно взять у крупного бизнеса, у олигархов. Но так же не пойдет, потому что все поддерживают политические партии. Для чего, грубо говоря, брать со своих? В свое время всем облэнерго, облгазам списывали миллиардные долги.

Подумали: где-то там у людей в подушках, под подушками, в банках есть деньги. Надо их максимально вытянуть. Ведь будут платить, куда они денутся? И вот начинается, извините, этот пылесос», - поясняет Александр Мусиенко.

По мнению аналитика, власти предержащие избрали самый легкий для себя путь. И приводит обратный пример.

«Если бы закрыли коррупционные лазейки, пересмотрели все схемы, установили справедливые тарифы, вполне можно было бы договориться с МВФ. В свое время правительство Яценюка, какое бы оно там ни было, но наложили ограничения на Фирташа, и он начал платить за аренду металлургических карьеров. Причем, рыночную стоимость», - напоминает аналитик.

Он считает, что украинцам настойчиво навязывают мнение о том, что роста цен требуют рыночные условия. В энергетической сфере нашей страны говорить о действительном рынке не приходится.

«У нас есть «Укргазодобыча» - компания дочерняя, государственная, находится в собственности «Нафтогаза» и добывает 75-77% природного газа Украины. Они говорят: мы уравняем цены на государственный газ со стоимостью импортного. Кто на этом зарабатывает? «Нафтогаз»! Государство!

Получается так: государство не создает благоприятных условий, а уравниваются цены. А для чего уравнивать? Я не понимаю абсолютно. Если бы у нас была конкуренция, У нас сейчас с трудом продают лицензии на добычу и развитие этих залежей - не спешат сюда инвесторы. Ни «Шелл», ни «Шеврона», ни других компаний здесь нет.

Они не идут. У нас есть монопольная ситуация на рынке газа, когда есть лишь «Укргазодобыча» и еще пара аффилированных компаний. О какой рыночной цене можно говорить? Есть один государственный монополист, и он накручивает и создает для себя рыночные условия – монополистические», - говорит аналитик.

Только с образованием реального рынка в энергетической сфере можно будет говорить о существенном снижении цены на газ, уверен Александр Мусиенко.

«Цена будет зависеть от многих вещей. Частный производитель он смотрит на условия ведения бизнеса, защищенность инвестиций, на то, как потребители этот газ берут, какой здесь рынок. И исходя из этого, снижать. Но снизить тариф вполне реально - для поставщика, который, действительно, собирается нормально работать и без сверхприбылей.

Для этого должна быть забрана монополия», - заключает Мусиенко. Проблема в том, что существующее положение устраивает слишком многих, считает аналитик. «Никто не хочет бороться с этой монополией. Всех все устраивает. Нас же устраивает, что Нафтогаз имеет такой статус монополии.

Вообще ситуация с рынком газа такова: есть пара бизнесменов, олигархов - Фирташ и другие, имеющие в собственности облгазы - раз. И второе - государство. Эти монополисты фактически и извлекают из людей деньги. Какая рыночная цена и какой рынок газа?», - резюмирует политический эксперт.

Татьяна Анина

Читайте также